Dénes Farkas

Свальбард #002

2020

В рамках подготовки своей персональной выставки, состоявшейся в 2017 году в Эстонском музее современного искусства, Фаркаш посетил Норвегию, Ливан и Россию, чтобы познакомиться с семенными банками мира. Это фото — второе в трехчастной серии, сделанной в Свальбарде в Норвегии. Белые и чистые заснеженные виды скрывают — что ощутимо то более, то менее явственно — следы человеческого поселения. Масштаб этих грандиозных видов обратно пропорционален интенсивности признака присутствия людей. Это не просто природные ландшафты, на этих фотографиях соотношение макро- и микрокосмоса находится в очень верной, неумолимой пропорции: возвышающееся в яркой снежной белизне высокогорье неизмеримо больше, чем темные домики или содержание целенаправленной деятельности людей, скрывающейся в контейнерах — могучая неизбежность бок о бок с постоянно растущей случайностью.

В работах Фаркаша нет восторга, смирения или протеста испытавшего религиозное жизнеощущение — как у Евгения Золотко. Делая логические шаги из одной работы в другую, Фаркаш не ведет себя как Саадоя — тот, находясь в пути, не теряет ни капли эмоционального первотолчка, который подтолкнул его к работе над произведением. Последовательность Фаркаша как в техническом, так и содержательном плане основана на восприятии,  рождаясь из смеси противоречивых взаимоотношений ребенка, который не в ладах с миром, и требовательного профессионала: один из них непрерывно задает вопросы, рука же другого не дрожит, взгляд фокусируется непредвзято и точно. Зрителю, которому позволяется это увидеть, может обнажится и то, чего не видно: узнавание, которое обжигает и возвышает.

«Я не философ, мой способ видеть этот мир более личный. Я всегда интересовался причинами, почему я ничего не понимаю, и искренне верю, что самого по себе понимания не существует», — говорит Фаркаш.

В «Свальбарде» это признание на своем месте, ведь как можно понять нечто, рядом с чем ты сам — лишь пылинка? Это тема Золотко, которую как Саадоя, так и Фаркаш улавливают благодаря исследовательской натуре, твердой руке и чуткому взгляду таким образом, что гора, которую снимает фотокамера, превращается в волшебную гору.