Адольф Шудель

Лягушиный пруд при свете луны

1907

В своей книге «Художественное творчество душевнобольных» (1922) Ханс Принцхорн помещает творчество Шуделя в категорию «живая фантастика». В его трактовке это явление сложнее орнаментально-декоративного или подражательного искусства, поскольку здесь вместо анонимности нужно искать индивидуальное и духовное. Принцхорн пишет о работах Шуделя без указания имени автора: «Это примеры творчества шизофреника, который, будучи здоровым, работал фотографом и ретушером /…/ привычки ретушера он пытается перенести в свою мягкую и тонкую технику растушевки карандашного рисунка. /…/ Жутковатое общее настроение целого формируется из неопределенности отдельных частей работы и невозможности присвоить им рациональное значение. Относительно цельное общее впечатление от картины не объясняется ни композицией, ни взаимоотношением изображенных на ней фигур — скорее, покрывающим ограниченную плоскость картины ритмом оттенков серого и растушевки скромной карандашной линии. /…/ Для того, чтобы познать великолепие картины, нужно отказаться от какой-либо реалистической точки зрения. Рационально невозможное, однако выполненное как само собой разумеющееся соединение частей картины — так, как это делает автор — было бы непосильно критически настроенному рисовальщику».