Тынис Саадоя

Архитектурная фотография с маленьким мальчиком. Холст, масло I

2013

Будучи сфотографированной, фотореалистическая картина — в т. ч. «Архитектурная фотография….» — сохраняет свои свойства лучше, чем картина «живописная». Сложные живописные композиции Тыниса Саадоя, такие как «Разрезанные картины» или «Прибытие в бумажный город», на репродукциях читаются с трудом, они слишком сложны для понимания машиной. Это вовсе не значит, что фотореалистическая «Архитектурная фотография…» является простой или легкой картиной — уже только ее крупный формат ставит под вопрос однозначность всяческих трактовок —, но значительно уменьшенная фоторепродукция делает более доступным важный компонент картины — интимность. Именно из столкновения интимности и анонимности и вырастает напряженность этой серии.

Тынис Саадоя осторожен, основателен, точен и трудолюбив. Он с уважением относится к случаю и чувствам, однако ценность — как свою собственную, так и других — измеряет прежде всего достижениями. Чувства ослепляют. Саадоя откровенно избегает их, подчеркивая уже в названии, что это написанная маслом на холсте картина.

Фраза логичная, само собой разумеющимся продолжением было бы «…которая выполнена на основе фотографии и изображает одного маленького мальчика десятилетия тому назад». Подчеркнутая временная дистанция еще больше усиливает чувство отчуждения и напряжения, обусловленное контрастом между ростом ребенка и масштабом окружающей его архитектуры. Крохотный, далекий и грустный малыш — настолько маленький в пропорциях композиции, что его свободно написанная фигурка рассеивается в пространстве; живописность личной эмоции и фотографичность, фиксирующая архитектуру на фоне. Проблема «промежуточных фильтров нашего восприятия» возникает в творчестве Тыниса Саадоя очень часто: различие между фотокамерой и глазом, плоской бумагой и двухмерностью нанесенной на холст краски, их соизмеримость и несопоставимость. «На архитектурной фотографии…» к ним добавляются необыкновенное тепло, нежность и … грусть.